МЫ СПУСТИЛИСЬ С ДЕРЕВЬЕВ ЗА… АЛКОГОЛЕМ?

История о том, как человек полюбил хмельные напитки, началась задолго до возникновения земледелия. Вполне вероятно, что желание приложиться к бутылке — это появившаяся в процессе эволюции черта, отличающая нас от животных.

Основной компонент всех алкогольных напитков — продукт жизнедеятельности микроскопических одноклеточных организмов, дрожжей. В процессе брожения они «поедают» сахар и производят двуокись углерода и этанол -единственный спирт, годный для употребления человеком. Большинство современных виноделов, пивоваров или изготовителей саке используют различные культуры одного и того же рода Saccharomyces (наиболее распространенная из культур — S. cerevisiae, получившая название от латинского слова «пиво» — cerevisia). Однако дрожжи весьма разнообразны и широко распространены в природе. Вот уже около 120 миллионов лет, с момента появления на Земле, они вызывают брожение в спелых фруктах.

У этанола есть одно притягательное свойство: благодаря ему мы себя хорошо чувствуем. Этанол способствует выделению серотонина, допамина и эндорфинов в мозгу, а именно эти вещества создают ощущение счастья и беззаботности.

Для наших доисторических предков, живших на деревьях, — приматов — этанол в подпорченных фруктах обладал и другими приятными свойствами. Во-первых, такие плоды было проще обнаружить благодаря характерному запаху. Во-вторых, они легче усваивались, обеспечивая животных самым ценным в древних джунглях — калориями. В-третьих, антисептические свойства уменьшали вероятность подцепить какую-нибудь болезнь. «Наши предки — обезьяны начали поедать забродившие фрукты с земли, что вызвало изменение в их организме, -размышляет Натаниэль Домини, специалист по биологической антропологии из Дартмутского колледжа. — Так мы адаптировались к употреблению спиртосодержащих субстанций».

Роберт Дадли из Калифорнийского университета в Беркли, впервые выдвинувший эту теорию, называет ее «гипотезой о пьяной мартышке». Осмелившиеся спуститься с деревьев обезьяны получили доступ к новому источнику пищи. «Если какая-то из них лучше чуяла алкоголь и могла быстрее находить забродившие фрукты, у нее оказывалось неоспоримое преимущество, — продолжает логическую цепочку Роберт. — А значит, она обходила своих конкурентов и получала больше калорий».

Дадли обращает внимание на то, что слишком пьяная обезьяна оказалась бы легкой добычей для хищников. Но, несмотря на множество анекдотов на эту тему, научных примеров опьянения среди диких животных, употребляющих в пищу чуть подгнившие фрукты, практически нет — подобная реакция на алкоголь замечена лишь у людей.

Это объясняется мутацией в геноме последнего общего предка африканских приматов и человека. Согласно недавним исследованиям генетиков, около 10 миллионов лет назад эта мутация произошла в гене ADH4, благодаря чему в организме животных появился белок, ускоряющий процесс усвоения этанола в 40 раз. Как утверждает Стивен Беннер, биолог из флоридского Фонда прикладной молекулярной эволюции и один из авторов исследования, новый белок позволил нашим древним предкам питаться еще большим количеством перезревших фруктов, не страдая от последствий.

«В каком-то смысле мы спустились с деревьев за пивом», — шутит Беннер. Однако тогда ни у кого не было желания напиться — оно возникло гораздо позже, когда человек научился производить алкоголь сам.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>